Select for category

Труд

Каменская городская общественно-политическая газета Ростовской области

Утверждены новые ограничения

Далее

     В последние дни июля суточный прирост числа заболевших коронавирусной инфекцией в Ростовской области перевалил за 400 и продолжил увеличиваться. 3 августа губернатор В. Ю….

Электронные трудовые книжки

Далее

Свыше 135,5 тысяч работников в Ростовской области к этому моменту выбрали электронный формат ведения своей трудовой книжки (ЭТК). Для граждан выбор в пользу бумажного или…

Список избирательных участков,...

Далее

№№ п/п № избирательного участка; № телефона Адрес нахождения избирательного участка, месторасположение в здании помещений для работы участковой избирательной комиссии и для проведения голосования Границы…

К отопительному периоду...

Далее

На начало недели готовность объектов жилищного фонда, инженерной и социальной инфраструктуры в Каменске достигла 65%. Сданы все образовательные организации, почти две трети многоквартирных домов, около…

Идём по графику

Далее

В Ростовской области продолжается реализация программы по проведению капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах. В этом году работы ведутся на 58 домах, находящихся в…

Главная / Человек и общество / Безмолвные, но такие красноречивые

Безмолвные, но такие красноречивые

Если вы ценитель и почитатель истории, если любите прикоснуться к прошлому, окунуться в атмосферу былых эпох, ушедших веков и исторических событий, то наверняка вы часто бываете в музеях, где хранятся уникальные экспонаты — безмолвные, но такие красноречивые свидетели минувших лет. Некоторые из них представлены в том виде, в котором они сохранились до наших дней. А есть те, что воссозданы в первозданном облике, включая форму, цвет и даже механически способны выполнять свои функции.

Возвращением к жизни всех этих предметов занимаются реставраторы. Нам посчастливилось заглянуть в уникальное помещение реставрационной мастерской, которую у себя в гараже оборудовал каменский умелец.

НЕ МЕХАНИЧЕСКИЙ ТРУД, А ТВОРЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

Игорь Яненко — инженер-программист ОАО «Каменскгаз». На предприятии специалист работает около пятнадцати лет, а свободное время проводит у верстака в окружении инструментов и проржавевших обветшалых предметов старины, которые, пройдя через руки мастера, обретают вторую жизнь. Для Игоря реставрация раритетов — это настоящее творчество, требующее вдохновения.

— Работа в мастерской — не монотонный механический труд, не конвейерная починка сломанных вещей, не ремонтное промышленное производство, — признаётся он. — Это душевное состояние, полное погружение в атмосферу времени. Бывает, если не тянется душа, я и не возьмусь за вещь. Она может лежать на полке месяцами, пока дождётся своего часа.

Здесь, в обители времени, каждому инструменту отведено своё место. Как профессиональный хирург, Игорь практически не глядя может взять нужный предмет. И принцип работы у реставратора такой же, как у доктора: не навреди! Поэтому некоторые экспонаты лучше не восстанавливать, а просто вернуть им работоспособность и оставить в том виде, как есть. Мастер уверен: когда вещь хранит следы бытия, она — свидетель истории, а в каждой царапинке и потёртости — её шарм, её лицо, её душа.

Нюансы ремесла Игорю Яненко никто не передавал. Мужчина сам стал изучать Интернет-форумы, подбирать соответствующую литературу, вступил в тематические сообщества, где реставраторы всей страны делятся опытом, а порой даже раскрывают некоторые секреты.

— У меня каких-то своих «фишек» нет, я пользуюсь технологиями, проверенными веками, — поясняет Игорь. — Принципы работы почти не меняются, но зато появляются новые материалы, инструменты, пропитки, шпатлёвки. Да и каждый человек в любой профессии находит свои алгоритмы работы, более удобные лично для него. А в целом, работаю на основе базовых навыков, полученных из специальной литературы. Такое чтение и интересно, и полезно. Нельзя браться за работу, если не знаешь, как вещь должна выглядеть в конечном итоге. Я беру её в руки — и представляю, какого она будет цвета, какой формы, как должен работать механизм. Если я этого не знаю, просыпается ещё больший интерес к делу.

И тогда начинается поиск первоисточника. Это практически научный труд, когда нужно достоверно понимать, какой облик придать предмету. Среди настольных книг каменского умельца — пособие советских времён, написанное главным мастером-реставратором Третьяковской галереи. В работе обязательно используются каталоги старинных вещей с прейскурантами и изображением предметов, переизданная царская литература. Всё это он тщательно мониторит, выискивая оригинальные изображения предметов тех времён.

САМОГРЕЙ, ЧАЙНАЯ МАШИНА, САМОКИПЕЦ…

Реставрационным ремеслом Игорь Яненко занимается около семи лет. А зародилось это увлечение спонтанно — захотелось приобрести самовар.

— Настоящий, который нужно топить шишками или дровами, — говорит мужчина. Хотелось создать такую атмосферу, посидеть по-семейному, детей удивить, показать им процесс. Купил, а он оказался с дефектом — была течь в кране. Стал на форумах искать, как её устранить, увлёкся, проникся общением с опытными людьми. Да так, что со временем это увлечение переросло в дело всей жизни.

Этот первый самовар как символ занял своё место в мастерской. Семейство и по сей день иногда пользуется пузатой диковинкой для чаепития. С той поры самогреи, чайные машины, самокипцы, водогреи — частые гости на рабочем верстаке реставратора. Игорю не раз попадались экземпляры с вековой и даже двухвековой историей. И неудивительно, ведь именно они ещё несколько десятилетий назад грели не только воду, но и душу каждого. Самовар был сердцем дома, к нему относились как к чему-то одушевлённому, живому.

— Самовары царских времён вызывают особый интерес, — так говорит о них мастер. — Ведь он стоял где-то в семье, люди собирались вокруг него, пили чай, он слышал столько разговоров, видел столько событий… Жаль, не может всё это рассказать.

Из самых раритетных — самовар 1825 года. Он запомнился мастеру тем, что на его корпусе было много клейм. Это означает, что именитая «чайная машина» побывала на большом количестве выставок, да не просто показала себя, а стала победителем этих показов, заслужив «медаль» — уникальное клеймо с годом, когда она демонстрировалась широкой публике. Там есть отметины не только Москвы, Питера и других городов, но и даже зарубежных выставок. Имеется и очень красивый герб Российской Империи.

— Страсть как интересно узнать, что же кроется за каждым клеймом, — с увлечением рассказывает реставратор. — Запомнился и ещё один антикварный самовар начала 1900-х годов. У меня подобные вещи уже вызывают меньше эмоций, чем у людей, которые не имеют дело с историческими вещицами, поэтому сначала не обратил на него внимания. А в процессе реставрации обнаружил клеймо 1909 года с Каменской Донской выставки! Это при том, что прислан самовар был из города Кирова. Очень удивило, что такой далёкий экземпляр более ста лет назад уже бывал у нас на малой родине, а сейчас вот опять вернулся сюда.

ПРИЛОЖИТЬ РУКУ И ВЛОЖИТЬ ДУШУ

Круг предметов быта, которые может вернуть к жизни мастер, достаточно широк. Доскональный учёт своих работ не ведёт, но ориентировочно перечень исчисляется сотнями. Как же они попадают в мастерскую, на тот заветный верстак, с которого через несколько дней или недель выйдет новая вещь со старинной душой?

— Как говорится, с миру по нитке, — поясняет Игорь. — Что-то ищу сам на сайтах объявлений и блошиных рынках, что-то приносят друзья и знакомые, знающие о моём увлечении. Обращаются и с частными заказами — просят восстановить семейные реликвии. Например, трофейные вещицы из Германии, которые после войны привезли деды-победители, или часы 1800-х годов…

После реставрации судьба обновлённых вещей тоже разнообразная. Какие-то Игорь оставляет у себя для коллекции, какие-то возвращает владельцам, чтобы они заняли почётное место в родном доме, какие-то отправляются коллекционерам. Часть предметов размещены в музее «Легенды СССР», с которым он плодотворно сотрудничает много лет. Здесь уже обрели своё пристанище самовары, настенные часы, патефоны, другие механизмы и даже личная гитара, на которой Игорь когда-то учился музыке.

Недавно в руки «лекаря старины» попал окопный патефон. Советский, такие в военные годы использовали политруки как средство агитации. Они транслировали речи Сталина и поднимали дух бойцам. Этот раритет в прямом смысле прошёл огонь и воду — на нём отчётливо видны следы горения и ржавчина.

— Взяв его в руки, понимаешь, какая за ним, возможно, стоит великая история, — с трепетом говорит Игорь Яненко. — Через что прошли люди, которым он принадлежал. Мне сразу представилось, а вдруг он видел и бомбёжку, и сражения, и победу, и многое другое? Такие вещи не могут не вдохновлять. Если они вызывают подобные чувства — сразу хочется взяться за работу, вдохнуть вторую жизнь.

Случается, что предмет не подлежит реставрации или восстанавливать его нецелесообразно. Такие вещицы идут на запчасти или хранятся в коллекции Игоря в мастерской, но никогда не выбрасываются. Ко всем предметам старины мастер относится по-отечески трепетно.

— Каждая вещь, как ребёнок, люблю их одинаково, — признаётся он. — Но тем не менее есть экземпляры, которые особенно запоминаются. Это вещи с историей и те, которые удалось восстановить почти в первозданном виде, несмотря на то, что попали они ко мне в очень плохом состоянии. Когда смотришь на фото «до и после», понимая, что приложил руку и вложил душу, что вещь ещё лет сто может прослужить — это пик настроения.

СТРОЯ БУДУЩЕЕ, СБЕРЕГАЯ НАСТОЯЩЕЕ И ВОЗВРАЩАЯ ПРОШЛОЕ

Сейчас молодому реставратору 34 года. Он не только отменный специалист в своей области, но и прекрасный семьянин. У Игоря — супруга и две дочери. Детям он старается привить любовь к истории и к своему прошлому, создать неповторимую атмосферу детства, которое было у старшего поколения. Каждый раз, украшая ёлку к Новому году, отец непременно находит место для блестящих стеклянных домиков, сосулек, сказочных персонажей и шишек, раскрашенных вручную. А стены мастерской украшают детские рисунки, заботливо помещённые в рамочки. Он уверен: без преемственности поколений в воспитании не обойтись.

— Практически в каждом доме имеются те или иные предметы — свидетели страны, в которой человек мог делать всё: от мелочи до крупной промышленности, от ложки до космического корабля, — говорит Игорь Яненко. — Каждая такая вещь вызывает тёплые воспоминания и положительные эмоции. Например, старый советский рубанок. Взяв его в руки, я вспоминаю детство, как отец учил пользоваться инструментом. Сразу укутываешься добрыми воспоминаниями.

Так и живёт этот простой каменский парень — строя будущее, сберегая настоящее и возвращая прошлое. Он дарит нам всем уникальную возможность попасть в былые годы, заново создавая вещи, в отшлифованных корпусах которых отражается наша история.

***
фото: Фото из архива Игоря Яненко.

Метки: ,

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта