Select for category

Труд

Каменская городская общественно-политическая газета

Табачный контрафакт

Далее

Сотрудники Пограничного управления ФСБ России по Ростовской области совместно с сотрудниками Ростовской таможни пресекли контрабандное перемещение через границу крупной партии табачной продукции, укрытой в специально…

До окончания приема...

Далее

Отделение Пенсионного фонда РФ по Ростовской области напоминает семьям, имеющим детей в возрасте до 16 лет, о том, что они имеют право на единовременную выплату…

Детские пособия, выплаты...

Далее

Управление социальной защиты города информирует получателей мер социальной поддержки о необходимости использования платежной национальной системы «Мир» в целях получения за счет средств бюджетной системы Российской…

Вопросы организации питания...

Далее

С 14 сентября по 5 октября 2020 года в филиале ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Ростовской области» в Каменске-Шахтинском будет осуществляться тематическое консультирование граждан…

Качество и безопасность...

Далее

С 11 сентября по 25 октября 2020 года в филиале ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Ростовской области» в Каменске-Шахтинском будет осуществляться тематическое консультирование граждан…

Главная / Происшествия / Чудовищная трагедия под грифом секретности

Чудовищная трагедия под грифом секретности

Наша газета ведёт свою историю девять десятков лет и за это время успела обрести много добрых друзей в лице подписчиков. Один из них — труженик тыла, ветеран пожарной службы, более тридцати лет вступавший в бой с огненной стихией, — Григорий Виссарионович ТEХОВ. В один из визитов в редакцию он поделился воспоминаниями о засекреченной, но оставшейся в памяти навсегда трагической дате в жизни Каменска. Старожилы помнят, сколько боли каменчанам принёс пожар на нефтебазе, спровоцированный чудовищным взрывом.

Г. В. Техов.

В связи с тем, что информация об этом ЧП мгновенно стала закрытой, сведения о его точной дате сильно разнятся. Так, в энциклопедии Анатолия Лободы «Каменские истории» указывается 1 апреля 1960 либо 1962 года. По свидетельствам ещё нескольких очевидцев произошло это 1 марта 1961 года. Григорий Виссарионович опровергает и ту, и другую информацию:

Так сейчас выглядит место трагедии — территория слева от подъездных путей к гужевому мосту.

— Эту дату я не забуду никогда! Я как раз дежурил в этот день — 5 марта 1961 года. Было раннее утро, холодно, лежал снег. Около семи утра на пост центральной пожарной охраны поступил сигнал. Тревога: в Каменске горит нефть! Пожару сразу присвоили вторую категорию сложности, когда произошло возгорание горючих жидкостей или плавящихся твёрдых веществ и материалов, а также — пожар третьей категории — горение газов. Три машины, в каждой — по десять человек, выехали на место. Я был командиром боевого расчёта. Когда прибыли, перед глазами была страшная картина: горит открытая нефтебаза. Всего было шесть цистерн, ещё десять огромных ёмкостей находились под землёй, рядом была заправка. Две надземные цистерны были объяты пламенем. Огненная волна пошла вниз, к реке, сжигая заживо людей и их жилища — в основном, бараки. Река тоже горела, кто-то пытался спасаться на лодках.

Григорий Виссарионович подчинялся приказу, который прозвучал, как на фронте: ни шагу назад! Главной задачей было спасти от воспламенения оставшиеся четыре ёмкости. Eсли этого не сделать, страшно представить, какие будут последствия. Г. В. Техов как командир шёл первым — именно он оказался максимально близко к пламени. Каска поплавилась, загорелась спецовка, обгорели руки, но он подходил всё ближе и ближе: «Я командир, я должен быть впереди! Ни шагу назад!».

Так его команда водой охлаждала громадные ёмкости, пока к месту происшествия не прибыли пенообразователи из Лихой и Миллерово. Только мощные пенные атаки смогли ликвидировать страшное пламя. По воспоминаниям Григория Виссарионовича, всего в тот день было задействовано десять боевых расчётов — городские, машзаводские, химкомбинатовские, комбината №515 — все пришли на помощь. Около полудня пожар был окончательно потушен.

Григория Виссарионовича с места тушения увезли сначала в городскую больницу, где браться за его восстановление не решились: направили в областную. И только оттуда — в военный госпиталь, где он и проходил лечение в течение нескольких месяцев.

По разным данным, погибшими в этом адском пламени числились от нескольких десятков до нескольких сотен человек. Первые предположения о причинах взрыва были самыми разными: из-за паровозной искры, ведь рядом — железнодорожное полотно; от спички или окурка; вследствие переполненности ёмкостей. Г. В. Техов вспоминает, что в цистерне были откручены вентили, налицо — утечка горючего. Но и она сама по себе не могла бы спровоцировать взрыв.

Как значится в энциклопедии А. Г. Лободы, «следствие по делу о пожаре на нефтебазе длилось долго. Экспертиза склонилась к выводу: пожар возник в результате статического электрического разряда. Директора нефтебазы Волошина хотели было привлечь к уголовной ответственности по «расстрельной» статье. Он тоже пострадал — обгорели ноги (то же было и у его жены), он лежал в больнице, к нему ездил следователь, потом на машине его доставляли в прокуратуру. Волошин представил суду письма, докладные, адресованные руководству вышестоящей организации, находящейся в Ростове, а также городским властям, в которых бил тревогу о необходимости переноса нефтебазы в другое место, подальше от жилой застройки. Никакой реакции, как видно, не последовало. Это, собственно, и спасло Волошина. Eго всё-таки осудили. Через два года он был уже на свободе».

Потом территория, ставшая местом страшной гибели стольких людей, была расчищена бульдозерами, и уже ничто не напоминало о том, что совсем недавно здесь кипела жизнь, у людей было жильё, огороды, хозяйство. «Семьям-погорельцам оказана материальная помощь в сумме 3000 рублей на человека, но не более 10 000 рублей на семью. Впоследствии некоторые получили также единовременные пособия (500, 1000 рублей) из фондов облисполкома и горисполкома. Всем пострадавшим от пожара были предоставлены квартиры в домах по улицам Украинской и Желябова, а также в жилом доме на «кресту», в котором находится книжный магазин» — сообщают «Каменские истории».

Eщё одним свидетелем жуткого пожара был Николай Васильевич Мухин:

— В шестидесятые годы все люди в нашей стране жили под страхом возможной «атомной войны». Жуткий нарастающий гул, а за ним — подземный толчок подняли нас и всех соседей в столь ранний час. Мама скоренько выгнала всё семейство на улицу и мы увидели высоченный поднимающийся кверху серый с чёрной шапкой гриб, хотя от нашего дома это было не меньше чем в пяти километрах. Через некоторое время по местному радио объявили, что на нефтебазе случился пожар. Часов в восемь утра, несмотря на запреты родителей, мы были на месте. Нефтебаза полыхала, оцепленная двойным живым кольцом из солдат и милиции. Гибель более ста человек объясняется ранним временем (многие ещё спали) и неправильным выбором пути спасения. Все, кто побежал, ища спасения, вниз, и к воде, заживо сгорели. Нефтепродукты горели и на земле, и на воде, и текли по крутому склону к Северскому Донцу. Живыми сиротами остались те, кто был на работе.

Значимость этого печального события была подчёркнута прибытием на нашу землю члена Политбюро КПСС, третьего в партийной иерархии и просто хорошего человека Андрея Павловича Кириленко, который пробыл у нас не один день и решил все необходимые по ситуации сиюминутные и старые наболевшие вопросы: повстречался с пострадавшими, организовал материальную помощь нуждающимся, определил с местными партийными и советскими властями сроки переселения оставшихся в живых из бараков. Участвовал в похоронах погибших. Eго речь на городском кладбище надолго запомнилась горожанам и все обещания, которые он давал, были выполнены в указанные сроки.

***фото: Г. В. Техов.;Так сейчас выглядит место трагедии — территория слева от подъездных путей к гужевому мосту.

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта